среда, 1 марта 2017 г.

ОБМАНЩИКИ И ЛЮБОВЬ…



«Люблю» по-разному звучит 
в устах умника и в устах глупца. 
С.И. 

Сашечкина глупость дает представление о бесконечности.
− Это дань законам жизни.

Женщины, которые оказывались на его пути
(порой в самый неожиданный момент),
о жизненных жанрах ничего не знали.
И они же их определяли.

Сегодня все проще. Просто позвони ей со своего мобильника, когда вы вместе.
Послушай мелодию, которую она установила на твой вызов, и ты услышишь такое…

Впрочем, не все так грустно. Возможен и другой вариант. Пессимистический.
Превращающий все происшедшее в абсолютно безнадежный трагический фарс.

Ведь на все события мы смотрим глазами куклы, а не глазами кукловода.
А кукла многого не знает.


АВГУСТ НАТТЕРЕР. ГОЛОВА ВЕДЬМЫ. 1915.

В общем, все как в жизни. Многое скрыто от нас.
Словно мы всего лишь поверхностно активные существа,
а всё остальное игры разума, бесцельные и бестолковые. ...

Сашечка не хочет. Сашечка - против!
Ему жаль всё его окружение.

Жаль подружек, ближних и дальних, от того, что им приходится
общаться с ним, «неформатным персонажем».


АВГУСТ НЕТТЕРЕР. МИРОВАЯ ОСЬ С КРОЛИКОМ. 1917.

Они брезгуют Сашечкой, – считая своим высшим достижением:
вытереть об него ноги. Это высший пилотаж «белого цвета» или «черного»,
в зависимости от того в какой ручке окажется пешка определенного цвета.

Саше очень трудно прикидываться идиотом.
Тем более, что прикидываться и быть им – две большие разницы.


АВГУСТ НАТТЕРЕР. ЧУДЕСНЫЙ ПАСТУХ. 1919.

Чем светлее ему кажется его будущее,
тем больше темнеет в глазах в сегодняшнем настоящем!

Словно он был создан для неприятностей,
как аквариумная рыбка для воды.

P.S. Не от того ли, Сашечка любит женщин, а обманщики обожают их…

пятница, 17 февраля 2017 г.

ПЫЛИНКА. КОСМИЧЕСКАЯ...



Космическая пыль — частицы конденсированного 
вещества в межзвездном и межпланетном пространстве. 
С. И. 

Была ночь. Безмолвно безмятежная. И звезды.
Звездное небо. И тишина. И ничего больше.

Так было 100 дней назад. И так будет сотни лет спустя.
Промчатся годы, минуют века, новые поколения
мальчиков и девочек сменят друг друга.

Но останется Сашечка, как останется то, что окружает его сегодня, - вечная
и бесконечная, в своей беспрестанно меняющейся неизменности, - Любовь!

Иногда Саша счастлив. В тех случаях, когда сотворенное им слово
несет наслаждение не только ему, но и близким его людям.

Не только сегодняшним, но и завтрашним, далеким,
отделенным от него туманной чередой не сосчитанных веков.


МЕЖЗВЁЗДНАЯ ПЫЛЬ.

Это редкое благо дано Сашечке, из-за создания им причудливых зеркал,
в которых отражается сама Любовь.

Ни пространство, ни время не властны над ним.
Трагедии и комедии, фарс и триумфы любви, сотрясающие нас сегодняшних,
будут сотрясать их, завтрашних, тысячу лет спустя.

Ромео и Джульетта, Сашечка и Лялечка, Загадка и
Девочка-Пилигрим войдут в жизнь людей будущего так же,
как эти звезды, не меркнущие во тьме ночного небосклона.

История стирается жерновами веков. От президентов, злодеев и героев
остаются лишь даты и сумеречные имена.

Все преображается: и валюты, и оружие, и границы, и страны. 
А Сашечка и Девочка-Загадка остаются. 
На веки веков. 



КОМЕТА С/1996 В2 (ХЯКУТАКЭ)

И что по сравнению с этим прозаический хаос и неурядицы
в жизни Сашечки, хотя и бесчисленные?
Да тривиально ничего...

P.S. Просто пылинка. Космическая. 
Во время полного солнечного затмения...

воскресенье, 29 января 2017 г.

МАМА, ВЕНИЧКА И КУРИЦА, ЗАПЕЧЕННАЯ НА БУТЫЛКЕ...



Работа Саши И, присланная на конкурс «Гоголь-моголь»
Оригинал находится по адресу: 
https://godliteratury.ru/projects/literaturnyy-konkurs-raboty


Коллаж: Год Литературы.РФ, художник Владимир Любаров. «Полный вперед», 

Вот и уходит, не оглядываясь, старый год. Саше грустно до слез, до боли в груди.
Новый год в Городке, где жил он, был всегда немножко Старый.

Привычка не позволяла Саше впадать в зимнюю хандру.
Нужно было открытки девчонкам надписать, бенгальские огни заготовить.
Посреди всей этой суеты было некогда думать о том, что будет завтра.

Ну будет и будет!
Зато было 31 декабря, пахнущее мандаринами и живой елкой.
И, конечно, мамин день рождения. От этого кружилась голова.

С годами к празднику примешалось чувство грусти: чтобы поздравить маму, приходилось ехать с цветами на кладбище. Впрочем, в ночь перед поездкой мама сама приходила во сне к нему в гости. Не одна. С любопытными персонажами из книжного мира.

Саша не удивлялся. Мама была учителем литературы.

— Александр, чем угостим Ерофеева? Саша достал с полки поэму «Москва — Петушки»: — Веничку, мама, устроят два бутерброда. Для первой и девятой дозы спиртного.
— Сыночек, между бутербродами праздничный ужин. — Мама была категорична.

Взяв лист А4, Саша разрезал его на восемь прямоугольников, написав на них номера от 1 до 8. На столе появились: салат оливье под № 1, селедка под шубой — № 2. Свои номера получили холодец, Советское шампанское, тарелка с бутербродами из шпрот. Запеченная курица на бутылке получила № 8.

***
Две столовые ложки соли, по одной мяты и смеси перца с базиликом ждали своего часа, пока Саша смазывал тушку растительным маслом. Бросил мяту в бутылку из-под портвейна, наполненную наполовину водой, и, натерев курицу смесью снаружи и внутри, насадил ее на бутылку. Поместив в духовку, стал запекать при температуре 200 градусов, пока не появился смачный запах. Проколов зубочисткой запеченную тушку, увидел, как та взорвалась прозрачным соком.

— Сюрприз! — объявил Саша, вынося все это великолепие гостям на блюде в окружении картофельного пюре. Ерофеев, сидевший до этого времени, затомленным, встрепенулся: — Юноша, я в раю?

После того как Саша снял курицу с бутылки, он схватил ее и, осведомившись: «Три топора?» — поднес к носу. Саша возразил: — Агдам! Веничка прослезился: — О тщета! О эфемерность! Будем пить портвейн. А потом на Курский вокзал, в Петушки. К любительнице конфет «Васильки».

…Рано утром Саша обнаружил на столе свои листочки, заполненные аккуратным почерком.
1. Саша, перестаньте ванговать с мутной тяжестью в сердце. 
2. Со старым годом уйдут не проблемы, а надежды! 
3. Горько? Да нисколько! Ой, всё! 
4. Пусть ваше сердце бьется от радости и замирает от счастья. 
5. Вспоминайте родных живыми. 6. Плюйте на иронию слоупока, будь он хоть Бог или ангел. 7. Купите, Саша, маме цветы. Она Великий человек, как все наши Мамы. 
8. P.S. Преодолевший мировую скорбь, искренне Ваш, Веничка Ерофеев. 

Рядом с листочками лежал портрет Ярослава Мудрого, представляющий из себя обожаемую российскими фальшивомонетчиками тысячерублевую купюру.

«На цветы», — подумал Саша. И стал собираться на встречу с мамой.
Жизнь, пахнущая мандаринами, продолжалась!

понедельник, 28 ноября 2016 г.

ПИСЬМО ДЖУЛЬЕТТЕ...



Синьорине Капулетти Дж.
от Саши И.



Здравствуйте, дорогая Джульетта!

Пишу вам по просьбе моего лучшего друга, Сашечки.
Он хоть и поэт, но сам написать вам так и не смог.
Когда Сашечка садился за стол, клал перед собой чистый лист бумаги,
у него слезы наворачивались на глаза, и он почти ничего не видел.

Только вздыхал, вытирая лицо черновиками своих стихов.

Плакал Сашечка, вспоминая свою подружку, Лялечку.
Девочку, ушедшую в море за горизонт, но так и не вернувшуюся оттуда.
Она звала его пойти вместе с ней. Он не захотел. Поленился.

Я переспрашивал Сашечку: она утонула?
Он отвечал: нет, ушла. Превратилась в русалку.
Я заявлял ему — русалок на белом свете нет!
Он кивал русой головой: значит Лялечка превратилась в дельфина.
Всматривался в меня своими нефритовыми глазами и мягко переспрашивал:
а дельфины, дельфины есть? Услышав моё твёрдое «да», декламировал Экклезиаст:
Время любить и время ненавидеть; Время искать и время терять.

Я соглашался: когда Бог хочет наказать человека — он дарит ему любовь.
Он отказывался это понимать: а ты спроси у Джульетты, спроси! 
Спроси у Ромео об их любви! Боишься? 
А ведь вечность — это то время, когда живет любовь. 


Я ему обещал.

Сашечка корил себя за то, что страшился нырнуть вслед за солнцем в океан.
Он был уверен — Лялечка именно там.

На днях мне позвонил наш общий с ним друг, и сообщил:
Сашечка вечером уплыл за горизонт и не вернулся.
На следующее утро ребята видели двух дельфинов, которые резвились у их берега.
Я промолчал, хоть и знал: это Сашечка с Лялечкой.

Он всё-таки переборол свой страх и уплыл к любимой.
Наверное, дорогая Джульетта, так Ромео поторопился вслед за вами,
будто бы от потери одной секунды мир мог погибнуть.

А вчера я получил от Сашечки по почте письмо, отправленное им мне до поездки на океан. Пересылаю его вам, милая синьорина. Думаю, Сашечка был бы не против.

«… Лялечка часто снится мне по ночам. Я не сплю, когда моя любимая со мной рядом. 
Как можно спать, когда глаза Лялечки говорят мне всё, что так долго ждало моё сердце. 

Ты прости меня, мой любезный друг. Я понимаю, что всё это походит на заглавие стихотворения, а не на состояние души. Звучит как в анатомическом театре про 
часть тела («сердце»), а не то, как о нём пишут поэты («влюбленное сердце»). 

Но здесь я должен всем признаться, что это моё сердце, сердце маленького мальчика, которое лежит у меня на столе среди пыльных бумаг и никому неинтересных рукописей. 

Я знаю, по ночам, когда я крепко сплю, ко мне приходит Лялечка и забирает его до утра. 
Она называет это любовью. Я верю ей, верю в её сказки. Вера — неплохая штука. 

А неплохие штуки не склонны умирать. Ненавижу пустые страницы любви. 
Я, правда, не знаю, как сказки и как вера, но я знаю наверняка: любовь должна жить вечно. Ну, вот, наверное, и всё».

P.S. Милая Джульетта, успокой моё сердце. Ответь мне, пожалуйста — правда ли, что, мой друг Сашечка снова вместе с Лялечкой? Или все это досужие вымыслы?

С огромным пиететом к вам, друг Сашечки,
Саша И.

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ И 1 МЕСТО ПРИСУЖДЕНО САШЕ ИГИНУ ...

среда, 9 ноября 2016 г.

СКИФСКОЙ ПРИНЦЕССЕ…



Натяни тетиву. Выстрели в сердце. 
С.И. 

Я придумал себе любовь давно,
Я близко, но лишь на том расстоянии;
С тем чтоб мечтать, но далеко для того;
Чтобы сказать тебе: - до свидания.

Я знаю всё про доброго Ворона,
Тайком живущего в саду на Луне;
Он звезды красит украдкой золотом;
И лунный лучик, - мой компас к тебе.


ПИТЕР ПАУЛЬ РУБЕНС (1623). 
ЦАРИЦА СКИФОВ ТОМИРИС ПЕРЕД ГОЛОВОЙ КИРА.

Ты родом из Неаполя Скифского,
Ждешь меня на Петровской скале;
Ослепшая от звездного дождика;
Запутавшись в патовой мгле.

На колеснице, запряжной котами,
В витом окружении злых гончих псов;
Без клея и ножниц сложив оригами;
Ты вырвешь меня из малиновых снов…

Саша Игин,
Москва, 09.11.2016 г.

вторник, 18 октября 2016 г.

ДЕВОЧКЕ НЮ...



Не обращай внимания на числа, 
 Они лгут… 
С.И. 

Твой голос красоты звучал всегда чуть тихо,
Хоть проникал легко он в чуткие сердца;
Другим казалось, что каприз всё это, прихоть,
Безмолвная рекомендация лица.

Не затерявшись в лести сказочных зеркал,
Блистала ты прекрасным чувством стиля;
Оставшись юною, взошла на пьедестал,
Да ангел спрятал золотые крылья.


РАФАЭЛЬ. ПОРТРЕТ МОЛОДОЙ ЖЕНЩИНЫ, 
ИЛИ ФОРНАРИНА. 1518.

Теперь, когда ты любишь, ты для всех скучна,
Хоть любопытна, если люто ненавидишь;
Но исчерпав свою загадочность до дна,
В волшебном зеркальце, увы, себя не видишь…

Саша Игин,
Москва, 18.10. 2016 г

суббота, 13 августа 2016 г.

СТРАНИЧКА ИЗ РОМАНА...




Страничка - любая из двух 
 сторон листа бумаги 
С.И. 

Он душил Афродиту. 

В голове у неё закружилось. В глазах затуманилось, словно нёбо залепила плоть. Телесность превратилась в слизь, било в ноздри молоком и потом. Запах всего человечества. 

Мадонны и шлюхи, – как пахнут они? После приёма пищи? После сна? Как они и пахнут в женский цикл? Кавалеры, которых ждут дамы, сжимая бедра, надеясь, что в нее заронят семя и, сперма сохранится на века. Слабосильная сперма, как слюна. Занятия посреди тумана – срам. Черепа с причинным местом схожи. 


АФРОДИТА. НАЦИОНАЛЬНЫЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ АФИНСКИЙ МУЗЕЙ.

Афродита начала прозревать. Её мозг, взывая к небу, плевался на дыру в человеческой ткани, всю в рубцах и язвах. – В голове, закружилось, словно в калейдоскопе: – чук–гек; гек–чук; чук–чук; гек–гек. Всплыла вечная коллекция: сонная лобковая вошь; пахучий ротик; запоры, алименты, геморрой. – Послышались возмущенные голоса: – но почему вы молчите про курортные романы, деньги и триппер? Язву или камни к сорока? 

Увидела словно наяву, как старец в постели обосрался. Старуха лепетала о душе? Причем тут души? Старуха–ночь вымарала мочой белоснежную простыню. Звезды – в восхищенье. Солнышко взошло радостно. Кто–то проблевался кровью, осушив кишечник. Все шло к самоуничтоженью. 

И вдруг Афродита явственно увидела прыщавое, гнилозубое существо. По его срамным действиям, можно было понять – существо это, мужского рода. Оно корячилось в постели, по виду дрочило и старалось слить семя в половую щель. Вводило в заблуждение то, что по виду это был мальчик, хоть и с горбом. По его горящему взору, раскосым глазам с вертикальными зрачками и недовольным выражением на лице, можно было подумать, что он мнит себя богом. Понять был он косой или безглазый было практически невозможно. Улыбка на лице расплывалась из-за заячьей губы, а когда простынь соскальзывала с тела, бросалось в глаза, что был он без яиц. И, почему–то предлагал всем понюхать его пальчики. 

Ах, белые голуби, как не хватает вас!!! Паренье! Вдохновение! Полет! Черновик будней. Бог привязан к пошлости и гадости. Как бубенец. Звенит на всю Москву. 

– Афродита вздрагивала: – О, добрый пастырь наш! О, чувство сопричастности Творенью! Хомячку. Чуть ветер и тошно без хомячка. Жизнь и смерть. Оплодотворение и рождение. Комочек слизи в теплом, срамном месте. Тайна наших животворящих соков. Завертелось, замелькало перед глазами: листки водоросли, холмики дюны, оторванные головы стрекоз, оторванные крылья чаек. И далеко вроде, а страданий так много. Презренные влюбленные, насмешники, несчастные, умирающие от тоски и надежды поближе, а тоска та же. 

Ну, вот и долгожданная, томительная бухта. Глухой сон леса. Звезды – расползающиеся как тяжелые комья снега. Леопард прыгает бесшумно сквозь деревья. Всё – берег. И вечно зовущее море. Своим вечно открытым и беззубым ртом...

Саша Игин,
Москва, Август 2016 года.